Андрей Рудской

Кто ты такой? Бизнес, хобби, репутация

Недавно в беседе зашла речь о, как это модно называть теперь, «личном брендинге». О том, что делает бизнесмена успешным в глазах других, если абстрагироваться от реальных показателей возглавляемой им компании. И очень интересные выводы сложились.

Дело в том, что времена меняются, причем меняются к лучшему. Эпоха 1990-х – начала 2000-х со всеми присущими ей атрибутами постепенно уходит в прошлое. При этом совершенно очевидно, что сегодня российский бизнес только начинает осваиваться с теми правилами и устоями, которые характерны для бизнеса во всем мире. Слишком мало прошло времени. В результате многие все еще ориентируются на признаки успешности, корни которых остались в 1990-х: дорогие часы, костюм определенного покроя, машина определенной марки, яхты, дома, размер чаевых в ресторане и так далее. Но все-таки очень многое меняется, появляются другие ценности, начинают особенно цениться моменты, важные для западных коллег и партнеров. То, насколько ты респектабелен. Какое у тебя хобби. Каким спортом ты увлекаешься.

То есть, разумеется, в первую очередь западные отраслевые бизнес-партнеры смотрят на результаты твоей деловой активности. На то, насколько успешно сотрудничество, как исполняются взятые обязательства, насколько устойчив поток заказов и денежных средств. Это совершенно понятно. Но я неожиданно для себя столкнулся и с другой ситуацией. С тем, как быстро и в лучшую сторону меняется отношение к тебе, когда тебя начинают воспринимать не только как бизнесмена, делового партнера, а еще и как интересного человека, необычного собеседника.

Дело в том, что у меня было несколько встреч с представителями компаний, которые еще только-только вошли на рынок, еще никого не знают. Им было интересно познакомиться, тем более – с человеком из России, поэтому разговор довольно быстро перешел с деловых тем, с распределенной генерации, с НГ-Энерго, на более личные – семья, спорт, хобби. И вот тут моя спортивная история – увлечение ралли – сыграла очень здорово. Как только выяснилось, что я всерьез занимаюсь этим видом спорта, я перестал быть непонятным русским, я стал для них глубоко своим человеком. Потому что спорт не имеет национальности, если ты спортсмен, - ты над всеми границами и рубежами.



При этом надо понимать, что на Западе очень популярны все технические виды спорта, - не только олимпийские, как у нас. Они развиваются очень интенсивно, приковывают к себе всеобщее внимание. Поэтому когда ты говоришь о ралли-рейдах, о гонках, о том, куда ты собираешься буквально через пару недель, - это сразу меняет отношение. Сразу исчезает множество барьеров, лишняя настороженность, какие-то опасения, связанные с множество лет культивировавшимися мифами о России. Ты – спортсмен, и все остальное вторично. Даже марка часов, фасон пиджака и модель автомобиля. Хотя это и изначально не так уж и важно. В ряде случаев мне это очень помогало и в деловых переговорах, и даже в каких-то жизненных ситуациях.

Так вот. В том, что касается «личного брендинга». Или, проще говоря, репутации. Похоже, важнее всего, чтобы было что «брендировать». Остальное – вторично.

Андрей Рудской

"Мусорный газ". Как решить проблему свалок?

На самом деле проблема свалок, которой все так массово озаботились в последние два-три месяца, возникла далеко не сегодня и не вчера. Ей порядка двадцати лет. Сейчас мало кто вспоминает об этом, но в позднем СССР практиковался раздельный сбор мусора. На свалку отправлялись только сухие ТБО, а пищевые отходы собирались отдельно. В результате, ни гнить, ни, как следствие, пахнуть там было нечему. Да и упаковка… Вы помните, во что упаковывались продукты в 1980-х? По большей части – в бумагу и картон. Пластика было совсем мало. Но потом времена изменились. На свалки стали вывозить все твердые бытовые отходы без разбора.



Теперь поставим мысленный эксперимент. Представим себе гору органических отходов, сваленных вперемешку с целлофаном, полиэтиленом и ПВХ. Органика разлагается, как ей и полагается, с выделением метана, сероводорода и еще десятков трех разных газов. Но слои пластика создают эффект парника. В глубинах свалки образуются пузыри ядовитой и дурно пахнущей газовой смеси. Если они прорываются, - происходит тот самый эффект, что послужил поводом для начала скандала в Волоколамске.

Что-то изменить сегодня просто невозможно. То есть необходимо, конечно, вновь ввести раздельный сбор мусора, пересмотреть деятельность полигонов хранения ТБО. Но что делать с уже существующими свалками, сформировавшимися с 1990-х?

Предлагаемые сегодня технологии «дегазации» откровенно дороги и малоэффективны. Единственный выход – включить в цикл переработки ТБО переработку «свалочного газа». И эффективнее всего перерабатывать его в электроэнергию, сжигая в двигателях газопоршневых электростанций. Это позволит хотя бы отчасти окупить затраты на решение данной проблемы.

С технической точки зрения проблемы здесь нет. Создавая наши автономные электростанции, мы сегодня ставим на них разные двигатели приводов генераторов, способные работать на самом разном топливе. Начиная от тяжелого топлива – мазута, сырой товарной нефти, и заканчивая природным газом, или, например, био-газом. Поэтому подобрать оборудование таким образом, чтобы оно работало на свалочном метане – далеко не самая большая проблема. Мало того, мы несколько лет назад уже обсчитывали подобный проект.

К сожалению, на сегодняшний день это больше экологический и даже политический вопрос, чем экономический. Для того, чтобы приступить к переработке «свалочного газа», необходимо внести изменения в целый ряд российских законов:
- «Об отходах производства и потребления»
- «Об охране окружающей среды»
- «Об охране атмосферного воздуха»
- «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».
Положения закона «Об отходах производства и потребления» должны четко указывать, кому принадлежит этот газ, а три остальных федеральных закона должны устанавливать обязательность и порядок его переработки.
Мало того. Поскольку для переработки газа его необходимо выкачивать из глубин полигона, его можно классифицировать как извлекаемый ресурс. А это значит, необходимы изменения и в «Закон о недрах».

Иными словами, решение проблемы есть. Причем решение эффективное и экономически оправданное. Не хватает только законодательной инициативы.

Андрей Рудской

Аметистовое, золотое, камчатское

Время летит со страшной скоростью! Обнаружил, что с момента, когда мы работали на Камчатке, на месторождении Аметистовое, прошло уже пять с лишним лет. А проект был, конечно, интересный. То есть, разумеется, у нас они все интересные, но тут мало того, что край земли, так еще и по меркам Камчатки место не простое. От Петропавловска-Камчатского – 1100 километров, от ближайших поселков – больше 100.

Залегание золота там классическое рудное – в кварце. Разумеется, везти руду за тысячу километров смысла никакого нет, поэтому горно-обогатительный комбинат было решено строить прямо на месте. А ГОК – это потребитель энергии с таким аппетитом, что для него нужна собственная электростанция. Вот ее мы и строили под ключ, от проекта до запуска. Нашу, модульного исполнения ТЭС с системой утилизации тепла, чтобы не только ГОК и месторождение снабдить энергией, но и обеспечить теплом рабочий поселок, выросший рядом с ними.



В 2012-м закончили монтаж модулей, продемонстрировали их работоспособность заказчику на нашей производственной площадке на Волхонском шоссе, получили акт приемки и отправили оборудование на восток. Сперва – железной дорогой до Находки, потом морем – до поселка Тиличики, а оттуда уже по зимнику 180 километров на грузовиках – к Аметистовому.





Долгая получилась дорога и не без приключений, - кто знает, что такое зимник на Камчатке, - поймет. Но зато теперь там работает наш энергокомплекс электрической мощностью 11,2 МВт и тепловой – 13,3 МВт - семь дизельных энергоблоков Энерго-Д1600/6,3КН31 на базе ДГУ C2250D5 производства компании Cummins.



Три года назад, осенью 2015-го на ГОКе Аметистового отлили первый золотой слиток, а с позапрошлого года комбинат вышел на штатный режим, выдавая порядка 4 тонн золота и 10 тонн серебра в год. В этой горе серебра и золота есть и наша доля труда, - и думать об этом как-то очень приятно.

А для Камчатки это месторождение – значит особенно много. «Особо значимый инвестиционный проект края», как его камчатский губернатор назвал.



PS. Нашел, кстати, в сети интересное интервью с геологом, который Аметистовое открыл. Стоит прочесть.

Андрей Рудской

Энергия и расстояние – самое важное для расчетов

Продолжу тему предыдущего поста. Когда задумываешься о том, сколько мобильных электростанций нужно для обеспечения дорожного строительства в рамках создания транспортных коридоров через всю страну, - кажется, что их должно быть невероятно много. Потому что мы оказываемся ограничены не только мощностью станции, но и длиной линии электропередачи, которую от нее можно протянуть: закон Ома никто не отменял.



Но давайте посмотрим цифры. Возьмем примерные расчеты пропускной способности ЛЭП. Мы совершенно определенно можем сказать, на какое расстояние реально без серьезных потерь передать электричество от электростанции заданной мощности. И если разместить станцию в самом начале строящейся трассы, то это расстояние – и есть длина одного отрезка трассы. Но если мы размещаем станцию в середине трека, - отрезок трассы, который она сможет обеспечить энергией увеличивается вдвое. Потому, что от нее прокладывается две ЛЭП, в обе стороны.



Это делает реализацию проекта намного более реальной и, что немаловажно, вдвое менее затратной. Теперь нужно только выяснить, на какие источники энергоносителей в районе планируемой трассы можно при этом опереться.
Андрей Рудской

Небывалое бывает, или транспортные коридоры построим как Крымский мост

Мы живем в замечательное время. Непростое, но замечательное. Интересное теми вызовами, которые ставит перед нами эпоха. Теми чудесами, которые мы воплощаем, на эти вызовы отвечая. Всего несколько лет назад казался невозможным такой проект, как Крымский мост. Сложнейшее сооружение, на грани фантастики. И построенное с невероятной скоростью. Ведь никто же не верил, что это получится! Кроме, конечно, проектировщиков и строителей.



Сегодня перед страной – новые задачи, еще более глобальные. В «майских указах» Президента идет речь о создании транспортных коридоров, проходящих через всю страну с востока на запад и с юга на север, - полное реформирование существующей дорожной сети России. Если смотреть на этот проект с обычной, давно привычной нам точки зрения, реализация его кажется почти невозможной, или, как минимум, весьма сомнительной. В первую очередь потому, что строительство автотрасс такого масштаба поглотит огромные объемы средств и потребует очень много времени на реализацию. Только представьте себе, как сложно будет тянуть «нитку» дороги, опираясь на существующие энергетические сети, и, больше того, протягивая новые ветки энергосетей вдоль трасс, сопровождая строительство.

Однако выход, позволяющий выполнить поручение Президента во вполне обозримые сроки – есть. Его подсказывает нам уже реализованный проект Крымского моста, с которого я начал этот пост. Вспомните: сложнейшее гидротехническое сооружение удалось возвести так быстро и без потери качества потому, что его строительство велось не «ниткой» с берега на берег, а с нескольких точек на протяжении моста одновременно. Так же нужно строить и транспортные коридоры через всю страну. Параллельно из множества точек.



Тут, разумеется, встанет вопрос об энергообеспечении такого масштабного проекта. Но он решается посредством применения технологии распределенной генерации. В процессе проектирования трассы необходимо рассчитать, какие источники энергии находятся на протяжении ее трека. Где можно использовать централизованные сети, а где – нельзя. И там, где нельзя – какие есть месторождения нефти, газа, крупные промышленные и сельскохозяйственные предприятия, населенные пункты, связанные круглогодично действующими дорогами с нефтеперерабатывающими заводами, портами и пр. Следует проложить трассу так, чтобы на каждом следующем ее участке был, какой бы то ни было, источник энергии, чтобы можно было организовать поставку мазута, сырой товарной нефти, солярки, газа, биотоплива. И в каждую такую точку забросить мобильную электростанцию примерно того же типа, как те, что производит НГ-Энерго. Потому что сегодня можно подобрать двигатель электрогенератора под любой вид топлива.

Что это даст? Возможность вести строительство транспортных коридоров не «ниткой» и даже не двумя - навстречу друг другу, а на множестве отрезков одновременно. Ведь каждый из них будет обеспечен необходимым объемом электроэнергии и тепла. В дальнейшем, когда строительство завершится, мобильные электростанции можно будет заменить стационарными, если это понадобится – более мощными.

Отлично понимаю, что сейчас это мое размышление звучит как фантастика. Но ведь не менее фантастическим выглядит и само поручение о строительстве транспортных коридоров такого масштаба. А оно будет осуществлено, я уверен. И предлагаемый – пока что чисто умозрительно – подход прекрасно вписывается в существующую концепцию, опираясь на опыт, приобретенный при строительстве в Керченском проливе.

Андрей Рудской

Лето будет интересным

Наверное, самое важное для эффективной работы - это возможность периодически переключаться, на какое-то время полностью менять род деятельности. Только это позволяет не терять эффективности, не зацикливаться, не терять свежего взгляда на мир. Находясь на руководящей позиции в компании, ты ежедневно вынужден распутывать целый клубок проблем, сложных вопросов, требующих решения, постоянно находишься под грузом ответственности. Кто-то для того, чтобы в какой-то момент переключиться, выбирает рыбалку, получая свой заряд позитива, когда клюет призовая щука. Кто-то - охоту. Для меня это - ралли-рейды.

В условиях ралли происходит полная перезагрузка. Здесь нельзя отвлечься ни на секунду, мы идем на максимальной, предельно возможной скорости по непредсказуемой трассе с большим числом препятствий самого разного характера, так что нет времени даже посмотреть на приборы. Это - своего рода моментальные шахматы, где важны скорость принятия решения, моментальная адаптация к ситуации, необходимость мыслить на несколько шагов вперед. Все максимально спрессовано во времени, выплеск адреналина невероятный. Разумеется, каждый раз ждешь этого события с нетерпением.

27 мая стартует этап Кубка мира – "Ралли Казахстан -2018". Шестидневная гонка, длинный ралли-рейд, порядка 2000 боевых километров. Мы едем всей командой. Будет выступать три экипажа, три G-Force-BARSа – Борис Гадасин, Андрей Новиков и ваш покорный слуга.



Но главное событие предстоит в середине лета. "Великий шелковый путь" - гонка из Сианя в Москву. 13 июля мы начнем проходить административные и технические проверки, 15-го стартуем, и пять дней пойдем по пустыне Гоби до Урумчи в Китае, на границе с Казахстаном.



Там у нас будет день отдыха. Дальше – переброска всех экипажей и техничек в Астрахань, где начнется следующий этап – пять дней по родной земле. И 29 июля финиш планируется на Красной площади.



Сама по себе такая гонка – это уже событие серьезное. Плюс достаточно сильный список участников. Будут пилоты со всех континентов - из Австралии, Южной Америки, из Канады, из Израиля. Разумеется, пойдет российская команда Kamaz Masters.  Адреналина хватит на всех.

Андрей Рудской

С праздником. С нашим днем памяти

В истории каждой семьи в России есть то, что связывает ее с Великой Отечественной Войной. То, что делает День Победы праздником не государственным, а семейным. Это - день нашей памяти. День, когда, собравшись всей семьей за одним столом, мы вспоминаем своих. Дедов, бабушек, отцов, мам. Тех, благодаря кому мы в принципе можем вот так вот собраться, благодаря кому мы живем на свете. Тех, кто вернулся с войны, тех, кто не вернулся.



Они были удивительными людьми. Людьми мирными, добрыми, мечтавшими о счастливой и светлой жизни, о детях и внуках, о счастье не только для себя, а для всех. Боюсь, что мы такими светлыми и чистыми не будем никогда. Но именно им выпало на долю защитить не себя, а нас всех. Наше будущее. Пусть даже оно не совсем такое, как им когда-то мечталось.

То, что мы делаем сегодня, во многом – воплощение того, о чем они мечтали. Чтобы тепло и светло было в каждом уголке нашей Родины, чтобы ее ресурсы, богатство ее земли служили благу страны и народа.

Для меня 9 мая навсегда связано с именем моей бабушки - Нины Филипповны Зубковой. В 19 лет, в апреле 1942 года она ушла на фронт медсестрой. Что ей довелось пережить, мне сегодня даже трудно представить. Она умерла в 1975-м, когда ей было всего 53. Но сколько себя помню, - я знал ее имя.



Воевал и старший брат моего отца - Николай Степанович Рудской. В самом начале войны он оказался на оккупированной территории, и его угнали на работы в Германию, остарбайтером. Но в 1944-м, после освобождения, он вступил в ряды Красной Армии, брал Берлин.

Сегодня самое важное для нас - сохранять память о них. Помнить, что они значат для семьи, для страны в целом. Для всех нас. Помнить, чем они пожертвовали ради того, чтобы родились мы с вами. Это - больше, чем подвиг. Это то, о чем в древние времена слагали легенды и саги. То, что мы можем только представить себе. Момент святости, если хотите. Такого самопожертвования, которое не снилось ни одному из нас.

С Днем Победы, друзья. С днем памяти о наших предках. Наших близких. Наших родных. Тех, кто, сколько бы лет ни прошло, остаются вместе с нами.
С Днем памяти.

Андрей Рудской

Энергетика в компактном исполнении

Собственные производственные мощности, - это то, чем наша компания однозначно может гордиться. 20 000 квадратных метров рабочих площадей. Полный технологический цикл по производству электростанций и дополнительного оборудования. Очень приятно, что в прошлый четверг удалось показать все это коллегам по отрасли, участникам конференции конференции «Энергообеспечение и эффективность», которая прошла в рамках РМЭФ.



Здесь, в наших цехах на Волхонском шоссе налажен серийный выпуск дизельных электростанций в контейнерном исполнении – компактных и мобильных источников электроэнергии. Их потребители – наши клиенты и партнеры из самых отдаленных уголков России. Так, недавно такая электростанция отправилась на Камчатку. Ее собрали по заказу компании «Южные электрические сети Камчатки» - дочернего предприятия ПАО «РАО ЭС Востока».



Камчатка, Якутия, Сахалин, Чукотка – регионы с изолированными энергосистемами. Локальная энергетика для них сегодня самый эффективный и правильный путь, как с точки зрения энергобезопасности, так и в отношении экономии средств регионального бюджета. Поэтому не удивительно, что «НГ-Энерго» получает все больше заказов на модульные электростанции. Они достаточно просты в эксплуатации, мобильны и эффективны.



Разумеется, еще одним качеством, обязательным, когда речь идет об отдаленных регионах России, является надежность. Поэтому мы отвечаем не только за качество каждой детали, но и за каждый сварной шов.



Такие же требования предъявляются нами к системам управления, к каждому контакту и клемме.



Каждая выпущенная нами электростанция испытывается, и тестируется, чтобы заказчик убедился: все сработано на совесть.



А еще ему может быть предоставлен целый перечень сопутствующих услуг - монтажные и шеф-монтажные работы, техобслуживание и ремонт в ходе эксплуатации, поставки запчастей. Если нужно, можем даже обучить сотрудников заказчика, как обращаться с нашей техникой.
Учить мы тоже умеем.

Андрей Рудской

Хорошая была баха

Вернулся на днях с ралли-рейда "Золото Кагана" под Астраханью. Четвертое место в "Абсолюте". Ну, и приятно, что в командном зачете Suprotec Racing на первом месте. Трасса интересная: много песка, много жестких участков. Напрыгались по барханам так, что неделю шея болела. Сломали в первый день привод, - привезли на финиш на коленях у штурмана в кабине. :-) Но дело того стоило. Это была интересная гонка.



Заодно, как ни смешно и забавно, попал в кадр местного астраханского канала во вводных кадрах. Пришлось немного пофилософствовать на камеру, но это не впервой. :-) На любимую тему можно говорить бесконечно. :-))



На самом деле, как ни крути, а ралли-рейды - отличная метафора для любого крупного бизнеса. В этом - вся наша жизнь. Гонка за первым призом, кочки и барханы, кусты и колючки, вязкие дюны. А в результате - финишная прямая и призовое место. До следующей гонки, разумеется.

Если вам интересно, вот - супротековский репортаж о гонке: первый день, второй день и итог. :-)
А еще - репортаж с фотографиями. Кстати, неплохие динамичные кадры есть.

Андрей Рудской

Электростанция в глухой тайге

Электростанция для Албазинского золоторудного месторождения – один из проектов НГ-Энерго, о которых особенно приятно рассказывать.



Албазинский горнообогатительный комбинат – предприятие относительно новое, построенное на севере Хабаровского края еще в 2009-м году. Причем построенное «с нуля», среди глухой тайги. Ни дорог, ни, разумеется, электросетей поблизости не было и в помине.



Именно поэтому месторождение, открытое еще в 1990-м, так долго оставалось не освоенным. Ведь если нет транспортных магистралей, чтобы вывезти продукцию, нет электричества, чтобы обеспечить строительство, нет тепла и света, - ни о какой разработке месторождения не может быть и речи.



Проектирование и строительство ТЭС были одними из первых шагов в создании ГОКа. Источником энергии и тепла для месторождения, комбината и вахтового поселка стала блочно-модульная тепловая электростанция установленной электрической мощностью 12,8 МВт, построенная на базе дизель-генераторных установок производства Cummins C2250D5. Электростанция оборудована системой утилизации тепла выхлопных газов и рубашек охлаждения двигателей, также в ее состав входит водогрейная котельная, работающая на дизельном топливе. Общая тепловая мощность станции 14,8 МВт.



Отдельно стоит рассказать об автоматической насосной станции для перекачки топлива. Это – уникальное оборудование, которое мы спроектировали сами для системы топливоснабжения ТЭС.
В Албазино местного источника энергии, как на Верхней Муне или на Новопортовском месторождении нет, поэтому дизельное топливо приходится доставлять автоцистернами. Насосная станция создана специально для перекачки топлива из автоцистерн в резервуары расходного склада. Автоматическая система управления контролирует множество параметров - уровень топлива в резервуарах, уровень загазованности, вибрацию насосов, управляет подогревом емкостей и аварийной остановкой подачи топлива в нештатных ситуациях. Система автоматики заменила собой целую команду специалистов, - всей работой станции управляет один оператор: информация поступает на монитор его компьютера по цифровым каналам связи. Все оборудование умещается в наш стандартный двадцатифутовый контейнер. Компактно и удобно.



Специалистов, контролирующих работу оборудования на Албазинском месторождении девять – целая вахта, работающая посменно. Эксплуатацию энергокомплекса с самого начала и по сегодняшний день ведет наша собственная сервисная служба. Впрочем, основная задача этой команды – не ремонт, а именно контроль: вот уже без малого девять лет все функционирует штатно, без сбоев и происшествий.



Все хорошо и на самом Албазинском ГОКе: с момента, когда мы установили там первый наш контейнер с ДЭС, предприятие выросло, вышло на полные обороты и выдает сегодня более 70 тонн золота в год, - это настоящая золотая гора, сибирский Клондайк! Но, заметьте, всего этого не было бы, если бы не распределенная генерация. Для отдаленных месторождений это – просто находка.